wild_heart77: (Default)
[personal profile] wild_heart77
Оригинал взят у [profile] evo_lutio в Война и мир
Хочу вынести из комментариев один вопрос, чтобы ответить подробней.

"читаю вот по долгу службы "Геополитику" Старикова, автор там делает кое-какие выводы, хотела поделиться с вами. На ваш взгляд, применимы ли они к межличностным отношениям? Мне кажется, в какой-то мере да

"Главная и единственная суть мировой политики – это борьба за ресурсы и за контроль над ними. Все остальное – лишь методы и формы этой бесконечной и непримиримой войны.

Хочешь быть свободным, хочешь безопасности – будь сильным. Все предельно просто.

Многие века политики действовали «на ощупь», понимая несколько основных постулатов.
1. Ресурсы всегда ограниченны.
2. Если ресурсы не контролируют белые, значит, эти ресурсы будут в распоряжении черных (или других цветов в том спектре четырех-пяти-шести игроков, что имеются всегда). Ничьих ресурсов не бывает.
3. Задача любого игрока – сохраняя контроль над имеющимися у него ресурсами, попытаться взять под контроль чужие ресурсы и заставить их работать на себя.
4. Существуют географические точки, которые являются ключевыми для достижения вышеуказанных результатов"
"

Я ответила, что те же самые принципы работают и в личных отношениях, однако, мне хочется остановиться подробнее на нюансах этой "войны".

Отношения двух систем, в той или иной степени суверенных, то есть сохраняющих хоть какие-то собственные границы (это могут быть люди или коллективы людей, от групп до государств) находятся в состоянии войны или мира в зависимости от динамики 3-го пункта: есть ли возможность увеличить контроль над чужими ресурсами, сохраняя при этом контроль над собственными ресурсами. Мир - это такая ситуация, когда любая попытка увеличить контроль над чужими ресурсами с обеих сторон чревата утратой контроля над собственными ресурсами (сюда входит любая утрата, в том числе потеря репутации, связей, самоуважения и пр.). Если люди понимают, что любое посягательство на ресурсы партнера может привести к утрате собственных ресурсов, не менее важных, они живут в мире. Как только у одного из них или у обоих возникает реальная возможность или иллюзия расширения своей территории без потерь или с минимальными потерями, может возникнуть конфликт. Чтобы обеспечить отношениям стабильность и мир, необходимо учитывать всего один фактор: нельзя утрачивать контроль над собственными ресурсами, а в плоскости ресурсов общих нужно иметь ровно половину рычагов влияния.

Как это выглядит в практике отношений? Прежде всего надо понимать следующее. Люди образуют пару всегда из соображений комфорта и выгоды. Других соображений нет. Кажется, что страстно влюбленный человек о комфорте и выгоде не думает, он идет на безрассудные поступки, шокируя окружающих нелогичностью и нерациональностью выбора. Создается стойкое ощущение, что выбора у него вообще нет, и часто это именно так. Но даже в этом крайнем случае человек руководствуется соображениями комфорта и выгоды. Комфорт - это состояние удовлетворенной потребности, а страстная любовь - потребность очень большой мощи, заслонившая все прочие потребности. Именно поэтому влюбленный человек не обращает внимание на то, что с точки зрения окружающих было бы ему комфортно и выгодно. Окружающие примеряют его ситуацию на себя, на свои нормальные потребности, в то время, как он одержим квази-потребностью - страстью, которой у окружающих нет. Чем меньше одержимость, тем больше человек способен рассматривать партнера с точки зрения нормального комфорта и выгоды. Как формируется любовная одержимость и из чего она состоит - отдельная тема. Знать это нужно, чтобы уметь этим состоянием управлять, возвращая себе утраченные рычаги контроля. Пока важно понять, что человек в любом случае руководствуется соображениями своего комфорта, просто в разных состояниях человеку для достижения комфорта требуется разное. В абстиненции, например, необходима доза токсического вещества, чтобы ненадолго прийти в равновесие, то есть достичь минимального комфорта. Отсюда мы видим один из главных принципов манипулирования: не обязательно предлагать человеку действительно выгодное сотрудничество, можно ослабить и расшатать его настолько, что сотрудничество на любых условиях может показаться ему выгодным. Сильная любовная страсть является именно таким ослабленным состоянием - человек готов на любые условия, готов отдать все, лишь бы получить близость, которая необходима ему для компенсации сильного стресса - любовной ломки.

Если мы предположим, что влюбленность у двух людей, стремящихся создать пару, примерно одинакова, мы можем так же предположить, что они равны и по ресурсам. Любой мезальянс, финансовый, социальный, физический, то есть большая разница в ресурсах партнеров, говорит чаще всего о разнице в силе влечения. Один из двух готов отдать больше, поскольку ценность близости для него тоже больше. На бытовом уровне окружающие это отлично понимают. Если богатая и успешная женщина выходит замуж за бедного и бесперспективного мужчину, всем очевидно, что она околдована им, что на нее действует какой-то морок. Те, кто не верят в колдовские привороты, подозревают в нем коварного мошенника-манипулятора, те, кто и в манипуляции не очень верят, подозревают изъяны в ее душевном состоянии, в той или иной степени депрессивное (низкоэнергетическое) состояние, когда ее самооценка снижена, а тревожность и потребность в срочном замужестве настолько высоки, что она торопливо идет на близость с тем, кто "ее не стоит". Вот эта вот пресловутая "стоимость" - это и есть оценка окружающими ресурсов обоих людей, обычно достаточно точная оценка, поскольку ничем не замутненная. Объединяясь вместе, партнеры объединят в той или иной степени свои деньги, свое имущество, свое жилье, свое время, свое окружение, свои планы и перспективы, и если один вкладывает в это общее поле намного меньше и менее ценное, чем другой, окружающим очевидна какая-то несправедливость. Неравноправные гендеры вносят в понятие супружеского равновесия свои нюансы: женщина может быть немного менее состоятельна, чем мужчина, поскольку он в силу своего гендера сможет контролировать большую часть общих ресурсов, а значит его материальный вклад должен быть больше. Если женщина - из более богатой семьи, скорее всего отношения с супругом будет контролировать ее семья, которая внесет в общие ресурсы больший вклад, а значит мужчина в этой ситуации окажется хоть и в финансовом плюсе, но в минусе в плане власти. Это, однако, всего лишь нюансы, большой финансовый и социальный мезальянс они не уравновешивают. В том случае, если богатый мужчина женится на очень бедной женщине, окружающие (точно так же как и в случае с обратным мезальянсом) предполагают либо ее мошенничество, либо его болезненную страсть, либо его желание подчинить ее полностью и присвоить (в последнем люди видят его тревожность, боязнь потери контроля, боязнь конкуренции, все те же личностные слабости).

Что касается темы контроля за ресурсами. Некоторые ошибочно предполагают, что для контроля необходимо постоянно быть начеку. На самом деле, быть начеку, не имея реальных рычагов влияния, бесполезно, а имея такие рычаги, не нужно. Кроме того, если приходится быть начеку, война уже началась. Когда начинается война, близость заканчивается, то есть любовные отношения прекращаются как таковые. Будет ли у этих отношений еще шанс, покажет время, может быть мир будет вновь восстановлен, и люди решат возобновить близость. Однако, во время войны никакой близости нет, поскольку близость предполагает наличие достаточно большой общей территории, которую люди не защищают силовыми методами, которой они пользуются вдвоем, на основе мирного и справедливого общежития. На общей территории нет ничего личного, каждый может воспользоваться тем или другим. Так, например, в общей квартире у людей могут быть личные вещи: ноутбук, телефон, ящики шкафов, возможно целая собственная комната или просто личный стол, то, что считается только своим, и партнер не должен пользоваться этим без спросу, а иногда и просить не должен, уважая суверенность этой личной территории настолько, чтобы не посягать на нее. Так же в общем пространстве могут быть вещи общие, материальные и  нематериальные, и каждый может пользоваться этими вещами, когда ему нужно. Так же могут обстоять дела с финансами. Может быть общий бюджет, а кроме него могут быть личные счета. И если с личной территорией все понятно "не трожь, если не хочешь конфликта", с территорией общей понятно не всем.

Общая территория означает, что оба имеют на эту территорию одинаковые права, однако равновесие на общей территории поддерживается только в том случае, если оба имеют над этой территорией одинаковый контроль, то есть примерно половину общего контроля. Если один имеет контроля намного больше, общей такая территория является лишь фиктивно, она лишь выглядит общей, до того момента, пока реально контролирующий ее хозяин не захочет воспользоваться своими правами. Что такое реальный контроль? Это возможность поступить с этой территорией вопреки интересам второй стороны и не пострадать от санкций. Рассмотрим пример с общим жильем. Предположим квартира принадлежит жене, но считается общей. Муж может приходить в эту квартиру, жить там и вести себя как второй хозяин, однако в любом конфликте он имеет в виду, что уйти придется ему, и если ему некуда уходить или это сопряжено с большими сложностями, он сто раз подумает, затевать ли конфликт. Но контроль жены над квартирой значительно обесценивается, если муж знает, что жена больше него заинтересована в том, чтобы он жил в этой квартире с ней. Пока она заинтересована больше, он имеет над этой территорией контроль, за счет того, что ему принадлежит полный контроль над другими ресурсами, например, жена материально зависима и зависима эмоционально. Если его контроль над другими ресурсами будет еще больше, то есть эмоциональная и материальная зависимость жены вырастут, а у него велик аппетит и невелика нравственность (встроенный цензор, следящий за балансом при взаимодействии с людьми, ради обеспечения их субъектности и прогресса во взаимоотношениях) он может попытаться обеспечить себе больший контроль и над квартирой, например, предложить продать ее и купить общий дом, или передать ему половину (а то и всю) в дар.

Окружающим хорошо понятно, что пойдет на такое безрассудство женщина лишь в том случае, если ее зависимость достигнет потолка и отключит рациональную часть мозга, например, если ее страх потерять мужчину станет почти смертельным, а он будет манипулировать этим страхом. Окружающим понятно, однако, и то, что передача человеку своих ресурсов не увеличивает над ним контроль, а еще больше уменьшает. То есть, боясь потерять влияние на мужчину, женщина должна, наоборот, оборонять свои ресурсы, а не отдавать их. Однако, как нам уже известно, аддикты всегда преследуют цель сиюминутного снятия стресса, ради выживания, не имея возможности думать о будущем. И если мужчина предлагает женщине выбор расстаться прямо сейчас или продать квартиру и купить общий дом, она идет на все его условия, чтобы отдалить момент невыносимого прощания. Она надеется обрести какие-то силы и увеличить свое влияние на мужчину в будущем, поэтому идет на демпинг, на утрату ресурсов ради сохранения своего присутствия в его жизни. Так женщины очень часто соглашаются на или даже инициируют рождение еще одного ребенка, когда их влияние на мужчину слишком мало.  Их влияние совсем мало, они боятся потерять мужчину, поэтому рожают второго и третьего  ребенка, в надежде, что это поможет увеличить над мужем контроль, привязать его больше. То, что это вызовет увеличение их собственной зависимости в два и в три раза, они не думают, потому, что их зависимость и так кажется им предельно высокой. Именно так говорят женщины, соглашающиеся продать свое жилье и вложить деньги в бизнес мужчины: "я без него все равно не хочу жить". Утрата ресурсов всегда приводит к снижению власти, но когда власть и так равна нулю, женщин снижение власти не пугает (и зря, ведь дна у ада нет).

То же самое иногда случается и с мужчинами, они тоже способны делать стратегические глупости в состоянии крайней эмоциональной зависимости, просто крайняя эмоциональная зависимость случается с ними намного реже, чем с женщинами. Это случается не потому, что мужчины особые люди, наделенные "природной" силой характера или безнравственные люди (что полная чушь), а потому, что гендер (архетип мужественности, по которому мужчины себя ориентируют) диктует мужчинам определенный жизненный сценарий (материальная независимость, карьера, социальная активность, самостоятельные решения, достаточная эмоциональная автономия) и этот сценарий, хоть и является на первый взгляд трудным, сам по себе лучше всего предохраняет от зависимости, а значит обеспечивает силу и свободу действий. Гендерный женский сценарий диктует  нечто противоположное (материальная опека мужа, семья вместо карьеры, социальная пассивность, ориентация в решениях на авторитет мужа, эмоциональная подстройка под партнера) и все эти факторы, хоть и кажутся иногда льготными, служат быстрому формированию зависимости и нарастанию ее, а значит ослаблению женщины. Очень часто приходится слышать от женщин, как они ругают мужчин и обвиняют их в бессовестности. Вместо реальных рычагов контроля и влияния, у женщин остаются упования на  совесть, на справедливость, на того самого внутреннего цензора, который находится вне зоны влияния женщины (особенно когда она не имеет авторитета) и взывать к нему бесполезно. Кроме того, то, что женщины считают несправедливым, очень часто выглядит вполне справедливо.  Чем больше ресурсов имеет и контролирует человек на общей территории, тем больше у него реальных прав, и это справедливо. Другой вопрос, что несправедливым является такое разделение обязанностей и ролей, при котором один партнер все больше и больше утрачивает контроль за общими ресурсами, все больше собственных ресурсов отдает в общее пользование или даже в личное пользование своего партнера, все меньше сохраняет реальных прав. Такое разделение  позиций в отношениях является вредным и несправедливым, но происходит часто не от злого умысла, а  просто по гендерному шаблону. Поэтому, если женщина хочет обеспечить в своей паре не только мир, но и баланс ресурсов, она должна обращать внимание именно на разделение ролей, не соглашаясь по умолчанию на те роли, которые приведут к утрате ею ресурсов и послужат ее большей зависимости, меньшей самостоятельности и меньшей устойчивости. Если же не согласиться нельзя, ей нужно позаботиться о том, чтобы эта утрата была минимальной и легко обратимой, либо со стороны партнера должен быть встречный акт равноценных вложений, то есть передачи личных ресурсов в общее пользование, реальной передачи, то есть вместе с рычагами влияния, а не в виде "гостевого визита" и "просмотровой версии".